ВС объяснил, как отличить умышленное убийство от превышения пределов обороны


При рассмотрении дел о преступлениях против жизни и здоровья судам следует учитывать поведение потерпевшего, разъясняет Верховный суд РФ. 
Уголовный кодекс считает правомерной защиту от попыток совершения насильственных действий, поэтому если потерпевший вёл себя более активно и агрессивно, то необходимо принимать во внимание, что его действия представляли для обвиняемого опасность и соответственно квалифицировать действия подсудимого, указывает высшая инстанция.
Суть дела 
Жителя Удмуртии осудили к 8 годам колонии за умышленное убийство и причинение тяжких телесных повреждений, а апелляционная инстанция ужесточила наказание до 10 лет лишения свободы. Шестой кассационный суд с необходимостью увеличения срока наказания согласился. 
Но Верховный суд РФ не только не поддержал позицию коллег, но и переквалифицировал действия с убийства на превышение пределов самообороны, снизив наказание до 3 лет 10 месяцев заключения, в связи с чем обвиняемый вышел на свободу, так как уже отбыл это наказание.
Позиция ВС 
Защита в ходе процесса последовательно утверждала, что обвиняемый действовал в состоянии необходимой обороны, эти же доводы адвокаты привели в кассационных жалобах.
В приговоре говорится, что фигурант нанёс множество ударов ножом одному потерпевшему, который скончался, и второму - получившему тяжкий вред здоровью. 
При этом суд установил, что причиной конфликта между сторонами явились неправомерные действия потерпевшего, который хотел похитить швейную машинку матери подсудимого и даже вынес ее в коридор, а когда хозяин дома сделал ему замечание, то потерпевший ввязался в драку, и только тогда обвиняемый взялся за нож. Второй же потерпевший пытался остановить конфликт.
Однако суд первой инстанции пришёл к выводу, что реальной угрозы жизни обвиняемого не было: «потерпевший не располагал оружием или предметами, которые мог использовать в качестве такового, его антропометрические данные также не дают основания полагать, что погибший мог представлять реальную угрозу для жизни подсудимого, в связи с отсутствием у кого-либо из дерущихся значительного физического превосходства над соперником».
Между тем районный суд не стал обсуждать вопрос о наличии угрозы для здоровья подсудимого и этому аспекту оценка в приговоре не дана, указывает ВС.
Тем временем, нормы Уголовного кодекса предусматривают возможность защиты от посягательства, не сопряженного с насилием, опасным для жизни обороняющегося или другого лица либо с непосредственной угрозой применения такого насилия (часть 2 статьи 37 УК РФ).
«Такая защита является правомерной, если при этом не было допущено превышения пределов необходимой обороны, то есть умышленных действий, явно не соответствующих характеру и опасности посягательства», - отмечает ВС.
Он напоминает и об указаниях Пленума: под посягательством, защита от которого допустима, следует понимать совершение общественно опасных деяний, сопряженных с насилием, не опасным для жизни обороняющегося или другого лица. Например, побои, причинение легкого или средней тяжести вреда здоровью, грабеж, совершенный с применением насилия, не опасного для жизни или здоровья, уточняет ВС (постановление от 27 сентября 2012 года). 
В рассматриваемом деле обвиняемый в ходе драки с потерпевшим также получил многочисленные травмы, в том числе переломы четырёх рёбер.
Таким образом, считает ВС, в ходе драки «действия потерпевшего в сравнении с действиями осужденного были более активными, он нанес большее количество ударов обвиняемому и со значительной силой ударов, причинив его здоровью вред средней тяжести».
«При таких обстоятельствах вывод суда о том, что потерпевший не имел физического превосходства, что его действия не представляли никакой опасности для обвиняемого и что последний не имел оснований защищаться от потерпевшего, нельзя признать обоснованными», - поясняет ВС.
Вместе с тем, оценивая применение подсудимым ножа, которым он нанёс безоружному потерпевшему не менее 33 ударов, Судебная коллегия приходит к выводу, что избранный им способ защиты явно не соответствовал характеру и опасности посягательства. 
В связи с чем высшая инстанция переквалифицировала действия подсудимого на часть 1 статьи 108 УК РФ. 
ВС также не согласился с решением об ужесточении наказания по эпизоду с причинением тяжкого вреда здоровью второму потерпевшему. Усиливая наказание за это преступление, коллегия в апелляционном определении не указала мотивы принятого решения, из него лишь следует, что суд учитывает характер и степень общественной опасности совершенных преступлений, обстоятельства их совершения, установленные судом данные о личности осужденного, его молодой возраст, смягчающие и иные влияющие на назначение наказания обстоятельства, отсутствие отягчающих обстоятельств, влияние назначенного наказания на исправление осужденного и условия жизни его семьи.
«Таким образом, судебная коллегия сослалась на те же обстоятельства, что и суд первой инстанции, дополнительно указав на его молодой возраст в момент совершения преступления.
Иные мотивы необходимости назначения более строгого наказания, какие-либо конкретные данные в обоснование данного решения в апелляционном определении отсутствуют.
При таких данных вывод судебной коллегии о чрезмерной мягкости назначенного наказания нельзя признать обоснованным», - отмечает ВС.
В результате высшая инстанция смягчила обвиняемому окончательное наказание до 3 лет 10 месяцев лишения свободы и постановила освободить его из исправительного учреждения в связи с отбытием этого срока.

 
новость была опубликована 12 Ноября, 2020 14:11